back
акварели
next
Игорь Бурдонов

back

Страница Дмитрия Авалиани

next

домой

Ритуальные числа


   
  Кольцевая Линия  
 
Поднимаюсь по эскалатору на станции метро 1. Новослободская 7. Добрынинская
Еду в вагоне метро Образ чёрного бамбука 8. Октябрьская
Авалиани: Винт внутри глаза 2. Проспект Мира 9. Парк Культуры
  3. Комсомольская 10. Киевская
  4. Курская 11. Краснопресненская
  5. Таганская 12. Белорусская
  6. Павелецкая ТАНКА

 

Этот цикл возник сначала как календарный цикл акварелей

"Поднимаюсь по эскалатору на станции метро"

Поднимаясь по эскалатору станции метро, я думаю о работе, семейных
неурядицах, деньгах, политических беспорядках, любимом человеке,
предстоящем ремонте, глупости и мудрости людей, больном зубе, общем устройстве вселенной,
или не думаю ни о чём.

 Независимо от этого, фон сознания бесстрастно фиксирует
лица людей, плывущих вниз по встречному эскалатору.

Мой взгляд скользит по лицам и встречается со взглядами людей,
уходит в другие миры и возвращается обратно.

Этот фоновый поток разделяет мои суетные мысли и то, что в глубине.

В глубине возникают и мгновенно исчезают образы, оставаясь вечными.

Будто кто-то иной создаёт и уничтожает их в моей глубине.

Неизвестно по какой причине и с какой целью.

Как месяцы года сменяют друг друга,
безучастные к жизни и смерти человека.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Потом появились метрополитанки

"Еду в вагоне метро"

То, что Вы здесь прочтёте, это не совсем стихи.

Даже совсем не стихи.

То, что Вы здесь прочтёте, это не совсем проза.

Даже совсем не проза.

Я назвал этот жанр метрополитанка.

Сокращённо - метанка.

Это значит - "танка, сочинённая в метро".

Вообще-то, танки полагается сочинять где-нибудь на природе:

на склонах гор, среди луговых трав, у берега реки.

Поэтому танка, сочинённая в метро, даже по форме совсем не похожа на классическую японскую танку.

Это что-то вроде записи мимолётного впечатления, то есть то, из чего рождается танка.

Поэтому название метанка можно ещё расшифровать как метатанка.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А потом Дмитрий Авалиани нарисовал листовертни к моим акварелям и стихам.

  Получился "Винт внутри глаза"

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В метро ни звука.
Мелькают станции.
Подобно коленцам
чёрного бамбука.
Подобно коленям
девушек в чёрном.
Что входят на станции,
выходят на станции.
Неостановимо.
Пока ты сидишь
и взрослеешь, стареешь, дряхлеешь.
Уже и не ты, а другой,
и третий и -надцатый.
Подобно коленцам
чёрного бамбука.
Неостановимо. 
Новослободская

метро что страсть

Январь: Я поднимаюсь по эскалатору на станции метро "Новослободская"

 


 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

Образ чёрного бамбука придумал не я.

Его придумал (не знаю, впервые ли) Ки-но Цураюки,
великий поэт и составитель "Кокинвакасю"
- "Собрания старых и новых песен Японии"
- классической антологии японских танка эпохи Хэйан.
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 
 

   

Волосы цвета спелой листвы.
Губы цвета опавших лепестков.
Глаза закрыты, но будто смотрят в небо.
Из-под наушников свисают серёжки
как две маленькие луны.
Прислонившись
к надписи "не прислоняться",
какую лунную музыку слышит?
какие видит звёзды в ночи? 
Проспект Мира

девице радуюсь я

Февраль: Я поднимаюсь по эскалатору на станции метро "Проспект Мира"

 


 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 
 
 
 
 

 

Сошла с картины Утамаро,
села напротив меня в метро.
Целых три остановки
думала по-японски
о чём-то очень японском
А потом вышла на станции "Комсомольская"
и стала как все,
у кого прямые, длинные, чёрные, блестящие волосы,
подобные водам реки,
утекающим в лунную ночь.
Комсомольская

вокзалы отъезды

Март: Я поднимаюсь по эскалатору на станции метро "Комсомольская"

 


 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 
 

 

Свалились с ветки Ци Бай-ши
прямо на мягкое сиденье метро,
две девушки так увлечённо
отгадывают кроссворд.
И я всё думаю:
Что же на самом деле
так взволновало их маленькие сердца?
Курская

курорты

Апрель: Я поднимаюсь по эскалатору на станции метро "Курская"

 


 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 
 

 

Будто с картины Моне,
но только в чёрном,
девушка в широкополой шляпе,
сидит напротив меня в метро
и зевает так сладко!
И я тоже зеваю,
но только украдкой -
чтобы она не подумала,
что мне скучно глядеть на неё.
Таганская

тюремная

Май: Я поднимаюсь по эскалатору на станции метро "Таганская"

 


 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 
 
 
 

 

Смотрю на юных девушек в метро,
несмотря на то,
что они годятся в жёны моему сыну.
И не смотрю на женщину напротив,
несмотря на то,
что она годится в жёны мне.
Хотя с другой стороны,
юные девушки подобны цветам на лугу -
прекрасным и бессмысленным,
а женщина напротив┘ -
Интересно о чём она думает?
Павелецкая

темнота

Июнь: Я поднимаюсь по эскалатору на станции метро "Павелецкая"

 


 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 
 

 

Ох! Какая девушка!
Она держит за руку молодого человека,
и у него глаза неизвестно где.
А она ему - вроде в шутку - бац по щеке!
И - бац! - по другой щеке.
А он расплывается в дурацкой улыбке.
О Господи!
Сколь примитивно устроена жизнь!
Спасибо, Господи, Тебе за это!
Добрынинская

благость кругом

Июль: Я поднимаюсь по эскалатору на станции метро "Добрынинская"

 


 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 
 

 

Сколь странен спор
юноши и девушки,
что сидят напротив меня в метро!
Глядя на колено её ноги,
закинутой на другую ногу,
ну разве не очевидно,
что девушка во всё права,
а юноша ни хрена не понимает!
Октябрьская

всюду девушка

Август: Я поднимаюсь по эскалатору на станции метро "Октябрьская"

 


 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 
 
 
 

 

Она выходила
на станции метро "Парк Культуры",
когда я увидел её конский хвост -
великую причёску великих шестидесятых.
И я простил ей всё:
и то, что она кусала губы,
предназначенные для неподвижного
   ожидания поцелуя,
и какофонию звуков из-под наушников
   вместо чудесных ритмов,
предназначенных для танца конского хвоста,
и кроссовки вместо туфель на шпильках
(ну, кто же носит кроссовки
 вместе с конским хвостом!).
Парк Культуры

красива жизнь
И на меня снизошло озарение:
Великие традиции не умирают.
И только старые дураки вроде меня
   не понимают,
что всё истинно древнее
   всегда рождается заново,
и не похоже на себя прежнего.
Интересно,
   сколько миллионолетий назад
женщина впервые
   сделала причёску "конский хвост"?
И пошла по тропе,
   небрежно накинув на плечи
шкуру саблезубого тигра.

Сентябрь: Я поднимаюсь по эскалатору на станции метро "Парк Культуры"

 


 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 
 
 
 

 

Они все думали,
   что это просто старый козёл,
который уставился на девушку,
сидящую напротив него в метро.
Но я-то понял:
сей умудрённый старец изучает
топологическую схему её колена,
и выпуклое множество бедра,
и трансцендентность смелого изгиба
   тонкой шеи.
И там, где все другие видят
   только плоть,
он видит красоту и тайну,
и смелое решение проблем
   усройства мира,
и математику гармонии земли и неба.
Киевская

кутерьма

И девушка, должно быть, догадалась,
и не смутившись и не возмутившись,
вдруг сдвинулась в пространстве
на мирорасстояние
и стала идеалом,
недостижимом в мире метрополитена.
Но тут возникла станция и поезд тормозил.
И всё порушилось.
И старец глаза потупил,
девица покраснела,
а остальные усмехнулись.
Я же сделал вид,
что продолжаю читать свою книжку.

Октябрь: Я поднимаюсь по эскалатору на станции метро "Киевская"

 


 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 
 
 

 

Только в метро понимаешь,
что все мужчины - дураки и пьяницы,
все женщины загадочны,
все дети никогда не станут взрослыми,
все старики изваяны из мрамора и бронзы.
Краснопресненская

вражда любовь отдача

Ноябрь: Я поднимаюсь по эскалатору на станции метро "Краснопресненская"

 


 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 
 
 
 

 

В ожидании поезда
я сегодня снова коснулся 
его холодной руки.
И снова послышался вздох
долгий как ветер в тоннеле.
Вот мы приходим,
и вот - мы уже уходим,
свои прокричав имена.
Только он в своей нише недвижим,
безымянный бронзовый человек.
Белорусская

мать земля

Декабрь: Я поднимаюсь по эскалатору на станции метро "Белорусская"

 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 
 
 
 

А вот это уже настоящая танка:

 

В чёрных коленцах
подземного бамбука
кто-то пел песню
о том сколь призрачен свет
подземных планет и звёзд
 


 
 
  1993-1999